Обновлено: 05.12.2022, 22:00 (АСТ)

Управляющий директор по развитию и приватизации АО "Самрук-Казына" Ернар ЖАНАДИЛ:
ПАДЕНИЕ ЦЕН НА НЕФТЬ И НЕСТАБИЛЬНОСТЬ КТК УЧТЕНЫ ПРИ ФОРМИРОВАНИИ ЦЕНЫ АКЦИИ "КАЗМУНАЙГАЗ" НА IPO


Фондовый рынок Казахстана ожидает IPO крупнейшей национальной нефтяной компании на фоне непростой геополитической ситуации и глобальной экономической рецессии. О процессе оценки компании "КазМунайГаз", возможных рисках, механизмах равного доступа населения к участию в IPO рассказал в интервью агентству "Интерфакс-Казахстан" управляющий директор по развитию и приватизации в АО "Самрук-Казына" Ернар ЖАНАДИЛ.

 

- Ернар Бейсенулы, каковы параметры размещения акций КМГ и какие сроки?

- Фонд "Самрук-Казына" предлагает населению более 30 млн акции "КазМунайГаза", что составляет примерно до 5% от общего количества выпущенных и объявленных акций. Стоимость одной акции будет составлять 8 406 тенге. Мы начали уже прием заявок с 9-го ноября, это продлится до 30-го ноября для институциональных инвесторов, и до 2-го декабря, 15:00 часов по времени Астаны, для розничных инвесторов.

 

- Цена реализации одной акции составила 8 406 тенге. Как была сформирована эта цена? И кто проводил оценку?

- Мы к этому вопросу основательно подошли, так как давно в стране не проводили IPO такого масштаба. Компания КМГ является очень большой для местного фондового рынка, поэтому мы решили привлечь оценочную компанию, консультантов и сами инвестбанки. Для нас важно было ввести команды инвестбанков во все детали нефтегазового бизнеса. Мы с ними провели несколько недель, рассказывали про все аспекты деятельности компании КМГ, объясняли каждый элемент финансовой модели. Три недели с ними точно провели, но в целом, на процесс оценки выделили порядка двух месяцев.

Работа была проведена основательно, что в последующем нашло отражение в приблизительно одинаковом коридоре оценок рыночной стоимости бизнеса КМГ у всех 6 инвестбанков, а это 4 местных и 2 международных.

При этом надо понимать, что любое первичное размещение предполагает определенный дисконт, хотя бы потому, что в случае с КМГ продается неконтрольный пакет акций. Следовательно, инвестбанки совместно сформировали несколько сценариев в зависимости от стоимости одной акции, с учетом различных размеров дисконта, и потенциальным спросом, соответствующим каждому варианту стоимости одной акции.

Все сценарии были представлены на уровень госкомиссии, причем руководители глубоко погрузились во все представленные расчеты. Инвестбанкиры говорили, что если пойти на рынок по сценарию с наименьшим размером дисконта, то емкость рынка будет незначительной, и они будут делать акцент на институциональных инвесторов. Но так как важно было, в первую очередь, акции КМГ предложить гражданам страны, правительство приняло рекомендацию инвестбанков расширить размер дисконта. Оглядываясь назад, могу сказать, что процесс сам по себе был тщательным, достаточно последовательным и прозрачным.

 

- Аналитики говорят о том, что цена акции слишком высока, учитывая риски падения цен на нефть и проблемы на КТК. Были ли учтены эти риски при формировании цены?

- Да, все эти риски были учтены, естественно. По цене на нефть — это внешний фактор, который не совсем зависит от компании, потому что КМГ в объеме мировой добычи занимает не такую значительную роль. Поэтому сказать, что они могут как-то воздействовать или контролировать, нельзя. Тем не менее, в финансовую модель при определении стоимости акции КМГ закладывался умеренно консервативный прогноз цен на нефть.

Что касается КТК (Каспийский трубопроводный консорциум), это тоже было заложено в оценку стоимости через индикатор риск-премии. Но по КТК проблема была стандартная: как и любое оборудование, как и любой актив, выносные причальные устройства, которые нужны для погрузки нефти на танкеры, требуют ремонта время от времени. Этот ремонт должен был быть проведен некоторое время тому назад, но откладывался по тем или иным причинам. Как итог, природные явления в виде шторма вывели одно устройство из строя, а второе, резервное, встало также на ремонт. Но из-за отсутствия информации, общественность, включая инвесторов, начали связывать реализовавшиеся операционные риски с геополитическими событиями. С учетом того, что ВПУ отремонтировали, ввели в строй, и погрузка нефти идет в полном объеме, мы понимаем, что операционный риск митигирован и, в принципе, в обозримом будущем других проблем с ВПУ не должно быть.

 

- Значительная часть поставок нефти проходит через Россию. Было ли это учтено при формировании цены на акцию?

- Это было учтено через страновой риск, риск-премию. Но вместе с тем, хочу отметить, что КТК, который проложен по территории РФ и через который поставляется казахстанская нефть, является хорошим активом для всех сторон и акционеров, включая россиян. РФ, помимо дивидендов от самого актива, также получает выплаты за то, что нефть проходит через их территорию. На самом деле ни у кого нет интереса в том, чтобы КТК не работал.

Понятно, что КМГ, в рамках своей корпоративной системы управления рисками, обязана учитывать все возможные риски и рассматривать меры по митигации, в том числе по альтернативным маршрутам, если мы говорим про риск логистики. Имеется маршрут в Китай с текущим трубопроводом емкостью 20 млн. тонн в год. Есть Транскаспийский маршрут через Азербайджан, в этом направлении уже имеются определенные подвижки. Но также надо отметить, что на сегодня, в моменте, нет хорошей альтернативы КТК, потому что по этому трубопроводу перевозится более 60 млн тонн казахстанской нефти, а на другие маршруты передислоцировать эти объемы нефти займет какое-то время. Но опять-таки, у всех есть понимание, что должная работа КТК - это в интересах всех сторон.

 

- Самый частый вопрос, который задают розничные инвесторы - это сколько можно заработать на IPO КМГ? Понятно, что точный процент никто назвать не сможет, более того, никаких гарантий будущей прибыли нет. Но все-таки, чем может быть интересна история КМГ потенциальному инвестору?

- Вы правильно говорите, никто это не может сказать. При этом, мы предлагаем населению самую крупную национальную нефтегазовую компанию страны, у которой есть хорошие активы в виде доли в мегапроектах, таких как "Тенгизшевройл" (ТШО), Кашаган, Карачаганак. У всех этих активов имеются хорошие перспективы. В частности, по ТШО практически завершился проект будущего расширения, что приведет к росту добычи нефти на дополнительные 12 млн тонн в год. Это даст хороший приток дополнительных дивидендов уже к 2025 году. Фонд совместно с КМГ также завершил сделку по обратному выкупу 50% доли в KMG Kashagan BV, что позволило КМГ нарастить долю в самом проекте Кашагана до 16.88%. Кстати, КМГ будет расплачиваться за выкупленную долю деньгами самого проекта Кашаган, а не за счет своих корпоративных денежных потоков, что является весьма благоприятным условием сделки для КМГ в преддверии IPO.

Что касается других точек роста, это, конечно же, новые направления нефтегазохимии. Недавно только был введен в эксплуатацию большой завод по производству 500 тыс. тонн полипропилена. В перспективе идем дальше на проекты полиэтилен и бутадиен. Это продукция следующего передела, более рентабельная, более сложная; продукция, которая будет создавать вокруг себя свою отрасль и экосистему с производством продукции третьего, четвертого передела для конечных потребителей. Вот это все является инвестиционной историей КМГ и предлагается населению.

 

- Каким будет размер гарантированных дивидендов на 1 простую акцию?

- Мы взяли обязательство выплачивать минимальный гарантированный размер дивидендов в диапазоне 200-250 млрд тенге. Получается, что порядка 327-409 тенге на одну простую акцию.

Но надо отметить, что размер дивидендов может быть и больше. Например, если компания, согласно дивидендной политике, будет соответствовать хорошим значениям по долговой нагрузке, то размер дивидендов будет корректироваться в сторону увеличения. В целом, намерение получать больше дивидендов от КМГ есть и у фонда, как основного акционера.

 

- У многих потенциальных инвесторов вызывает недоумение оговорка в проспекте эмиссии о том, что гарантированные дивиденды будут выплачиваться только в том случае, если цена на нефть будет составлять не менее $70. Учитывая глобальную экономическую рецессию, цена на нефть вполне может упасть ниже этой отметки. Что вы можете сказать по этому поводу?

- Во-первых, там говорится про среднегодовую цену. Во-вторых, даже если цена на нефть где-то упадет, мы полагаем что это будет краткосрочно, и она относительно быстро, в принципе, должна восстановиться. Вы знаете, когда "Казатомпром" выходил на IPO, примерно такая же оговорка там стояла. Но по "Казатомпрому" фактические дивиденды превысили заявленную минимально гарантированную сумму из проспекта. Поэтому мы не ожидаем больших рисков, но эту оговорку инвестбанкиры сами настояли оставить в проспекте по примеру "Казатомпрома". Тем более, что три года, заявленные в проспекте, на самом деле не какой-то долгосрочный горизонт на десятки лет.

Но даже, допустим гипотетически, если случится что-то такое, что в моменте ограничивает КМГ, мы найдем все пути, как фонд, чтобы выплатить миноритарным акционерам дивиденды, так как мы хотим быть последовательными в своих заявлениях. Нам еще предстоят несколько IPO ключевых компаний: Air Astana, Самрук-Энерго, KEGOC, КТЖ и QazaqGaz. Поэтому, если мы хотим вообще взращивать фондовый рынок в Казахстане, если мы хотим быть последовательны в своих планах по выводу нацкомпаний на листинг, то мы точно должны выплачивать дивиденды в течение следующих трех лет.

 

- Как вы знаете, сейчас в Казахстане ставки по тенговым депозитам в крупных банках составляют до 15%. Пожалуйста, расскажите, почему инвестор должен вложиться в акции КМГ, вознаграждение по которым по различным оценкам составят 5% годовых, чем в те же самые депозиты, к примеру?

- Я, наверное, две базовые причины назову. В первую очередь, у компании хороший портфель активов, который еще будет расти. У компании есть новые активы, которые создают новую отрасль, более сложную, и они тоже будут рентабельными. Тот же, например, полипропилен, будущий полиэтилен и так далее. Поэтому мы здесь продаем не просто историю, когда компания будет только выкачивать из недр нефть, продавать и дивиденды выгонять. А мы будем продавать историю, когда компания будет еще дальше развивать другие направления. Вторая базовая причина - депозиты в тенге, тогда как у компании выручка в большей степени формируется в твердой валюте. Понятно, что есть транспортировка, выручка нефтеперерабатывающих заводов, которые в тенге формируются, но большая часть их выручки от реализации сырой нефти, от дивидендов тех же ТШО, Кашагана, Карачаганака, "Мангистаумунайгаза". То есть, в случае обесценивания тенге, потенциально дивиденды КМГ будут только расти. Поэтому если уже сравнивать со ставкой депозита, то лучше брать "долларовые" депозиты.

 

- В соответствии с постановлением правительства, "Самрук-Казына" имеет право продать почти 16% от общего количества акций КМГ, из которых сейчас будет предложено около 5%. Планируется ли в будущем SPO или листинг КМГ на зарубежных биржах?

- Мы хотим в целом рассмотреть, конечно, и международные фондовые рынки в будущем. То, что мы пошли с таким объемом, а это в абсолютном значении $550 млн, на самом деле уже достаточно много для только локального размещения с точки зрения ликвидности. Но чтобы увеличить ликвидность бумаги до хорошего уровня, важно все-таки на зарубежных рынках тоже размещаться. Но прямо сейчас мы полностью сконцентрированы на IPO на локальных биржах.

 

- Расскажите о лимитах для розничных инвесторов. Какой объем из его заявки в покупке акций может быть удовлетворен? В обществе есть опасения, что локальное IPO может обернуться скупкой акций олигархами. Какие есть механизмы по равному доступу к участию в IPO и покупке акций? С какого процента владения акциями миноритарий обязан раскрывать информацию о приобретении? Есть ли какой-нибудь приоритет тем, кто оставляет заявки меньше, чем на 10 штук акций?

- Есть установка от правительства, чтобы мы, в первую очередь, удовлетворили потребности населения, граждан страны. Нет отдельных задач, как внутри распределять. Мы делали анализ емкости рынка совместно с банками, предложенные 5% полностью закроют потребность текущего фондового рынка.

При этом, не думаю, что сценарий какой-то концентрации в одних руках практически реализуем. 5% акций - это $550 млн, и, следовательно, это должен быть очень богатый человек, который сразу выложит значительную часть из указанной суммы в $550 млн. Но даже в таком случае у правительства и фонда есть полное право корректировать и, если потребуется, полностью отменять заявку в ходе процесса аллокации. Самое главное условие - приоритет гражданам страны. Мы должны полностью покрыть их потребности. И только по остаточному принципу пойдут институциональные и международные инвесторы.

 

- То есть, человек может купить даже одну простую акцию?

- Человек может купить одну простую акцию, и мы даже призываем, так как чем больше будет миноритарных инвесторов, акционеров, тем лучше и для компании с точки зрения корпоративного управления, и, в целом, для развития отечественного фондового рынка. Тем более что у фонда на очереди на IPO стоят другие нацкомпании.

 

- Государство не всегда хороший управленец бизнесом. Вопрос, который волнует инвесторов, это то, что правительство может поручить строительство проекта, не оценивая риски и который в итоге может быть убыточным. Расскажите, как в Фонде и в КМГ принимаются такие решения и есть ли гарантии, что компания не вложится в проекты с высоким риском окупаемости?

- Вы полностью правы в том, что государство не самый лучший собственник бизнеса. Поэтому мы верим в идею приватизации и IPO больших компаний. Также поэтому мы считаем, что наличие миноритарных акционеров, наоборот, поможет, наверное, правильные задачи ставить перед компанией.

Тут надо смотреть о каких проектах идет речь. Например, если говорить о строительстве водовода, про который так часто последнее время вспоминают, то он, сам по себе, не должен быть каким-то супер прибыльным бизнесом с большой маржой. Водовод для чего нужен? Для того, чтобы обеспечить проекты КМГ водой. Поэтому, когда какой-нибудь отдельный инвестор начинает смотреть на компанию исходя из краткосрочных целей, это плохо, так как в долгосрочном горизонте без инвестиций в инфраструктуру, например водовод, не получится поддерживать добычу нефти на требуемых объемах или обеспечить проекты нефтегазохимии нужной водой. Но тут тоже задача компании объяснять, правильную коммуникацию инвесторам давать. Здесь, конечно, надо полностью выстраивать работу в нацкомпаниях.

Но я согласен, что могут быть и такие проекты, когда менеджмент рассматривает варианты строительства, допустим, музея или стадиона, которые не имеют отношения к деятельности компании. Допустим, такие проекты не входят в пул проектов в рамках социальной ответственности компании, тогда как раз-таки миноритарные акционеры должны сказать свое веское "но".

 

- А как миноритарии будут защищать свои интересы, ведь своего представителя в СД можно назначить при доле от 10%?

- Хороший вопрос. Но давайте "Казатомпром" возьмём в качестве примера. У них 25% сейчас на бирже. Миноритарные инвесторы никого конкретно от себя не выбирали и не выдвигали, потому что просто по определению это достаточно тяжело всем миноритарным инвесторам собраться и выдвинуть одного человека или двоих. "Казатомпром" - это успешный кейс. Причем кейс, не просто казахстанского листинга, а международного. И на этот случай у нас уже давно есть установленные процедуры отбора независимых директоров. Я не думаю, что кто-то из них будет ради какого-то краткосрочного эффекта своей репутацией рисковать. Поэтому в основе лежит репутация, все независимые директора на самом деле полностью будут отстаивать мнение миноритарных инвесторов.

 

- Какой вы видите компанию через 5-10 лет?

- Компания свою стратегию утвердила буквально в прошлом году. Согласно этой стратегии, мы говорим, что компания должна быть финансово успешной, технологически развитой, гибкой, для того чтобы, во-первых, обеспечивать хороший денежный поток, а также отвечать на глобальные вызовы. Но в целом, компания должна быть вертикально интегрированной, должна быть в даунстриме, мидстриме, в апстриме. То есть, она должна добывать, хорошо разведывать новые участки, чтобы пополнять свои запасы нефти, и должна активно заниматься транспортировкой и переработкой. Причем развивать те направления нефтегазохимии, которые я отметил. Когда компания будет такой вертикально интегрированной, она будет действительно устойчивой.

 

- Спасибо за интервью!


Ноябрь, 2022
© 2022 Информационное агентство "Интерфакс-Казахстан"
Ссылка при использовании обязательна


Архив рубрики

Пресс-центр





КУРСЫ ВАЛЮТ

на 6 декабря

  • 1 USD 469.17 KZT
  • 1 EUR 495.07 KZT
  • 1 RUR 7.56 KZT

По данным Национального банка Республики Казахстан

Error message here!

Show Error message here!

Close