Обновлено: 06.12.2021, 18:09 (АСТ)

Генеральный директор АО "Казахстанские атомные электрические станции" Тимур ЖАНТИКИН:
АЭС НУЖНО СТРОИТЬ НА ЮГЕ КАЗАХСТАНА


Вопрос строительства АЭС в Казахстане обсуждается не первый год. Попытки реализовать соответствующий проект предпринимались неоднократно, но никогда до исполнения эти планы не доходили. Недавно глава государства Касым-Жомарт Токаев заявил, что в конечном счете решение о возведении в стране АЭС все-таки придется принять, каким бы непопулярным оно ни было.
Один из известных в Казахстане специалистов в сфере атомной энергетики, генеральный директор АО "Казахстанские атомные электрические станции" (КАЭС) Тимур ЖАНТИКИН в интервью агентству "Интерфакс-Казахстан" высказал свою точку зрения на этот счет, а также поделился мнением, какая модель АЭС для страны наиболее подходящая, в каком регионе страны должна она располагаться.

 

- Тимур Мифтахович, о необходимости строительства в Казахстане атомной электростанции в Казахстане говорят давно. Данный вопрос неоднократно поднимал и глава государства. И все-таки, нужна ли Казахстану АЭС?

- Во-первых, в Казахстане необходимо развивать базовые мощности, а во-вторых, диверсифицировать генерации, потому как в настоящее время в стране доминирует угольная генерация. Поясню: для обеспечения энергетической безопасности страны нам крайне необходимо диверсифицировать генерацию в целом и, соответственно, мы рассматриваем атомную энергетику, потому как у Казахстана есть большой задел – добыча урана, переработка урановой продукции и производство ядерного топлива. То есть, все идет к тому, чтобы построить свою атомную станцию здесь, в Казахстане.

Еще один важный момент. На юге Казахстана к 2030 году прогнозируется дефицит базовой мощности. По нашим оценкам, порядка 2,7 ГВт. Соответственно, для покрытия дефицита на юге страны необходима АЭС.

 

- В КАЭС разработана примерная модель станции, произведены некоторые подсчеты, предусмотрена локализация сырья, расскажите подробнее.

- Да, локализация производства топлива в Казахстане один из важных параметров, на который мы обращаем внимание. Как вы знаете, в ноябре в городе Усть-Каменогорске Восточно-Казахстанской области на территории Ульбинского металлургического завода было запущено производство топлива для атомных электростанций и, естественно, мы бы хотели использовать свое топливо.

Что касается самой модели, реакторы, которые мы рассматривали, все соответствуют определению поколения 3 или 3+. Как сейчас принято говорить, это повышенная безопасность и положительные экономические показатели.

 

- Если подробнее, модели каких проектов АЭС и каких стран можно рассматривать в качестве возможных для применения в Казахстане?

- Мы рассмотрели несколько реакторов, которые сегодня есть на рынке. Это российские реакторы - ВВЭР, корейские и китайские реакторы. Еще несколько реакторов рассмотрели малой и средней мощности – это китайские на 600 МВт и новые модульные реакторы General Electric и NuScale США – проекты, которые сейчас интенсивно прорабатываются и готовятся к коммерциализации. Мы за ними следим.

Кстати, в модульных энергоблоках есть свои особенные преимущества. Так, например, на реакторы малой мощности не нужно много затрат. Их можно строить поэтапно. Запустить первые два и потом третий-четвертый из денег, которые станция начинает зарабатывать.

 

- Ранее президент РФ Владимир Путин предложил Казахстану строить АЭС по российским технологиям. Подходит ли нам данная модель?

- Да, подходит. ВВЭР-1200 - это нормальный реактор, который отвечает всем требованиям безопасности поколения 3+. Но, естественно, мы смотрим его среди других, потому что дальше уже возникают другие не маловажные факторы - это стоимостные характеристики, какова себестоимость генерации на этом реакторе и условия по локализации производства топлива в Казахстане. Хочу подчеркнуть, говоря "мы", я имею ввиду позицию нашей компании.

 

- Какие районы наиболее подходят в Казахстане под строительство АЭС? Какова, по вашей оценке, может быть примерная ее стоимость?

- Несколько лет назад по распоряжению премьер-министра наша компания получила задание рассмотреть размещение атомной станции в двух районах – восточный и южный Казахстан. Один из них - район города Курчатов в Восточно-Казахстанской области, что не далеко от бывшего Семипалатинского испытательного полигона вблизи Иртыша. Второй - в районе Южно-Казахстанской ГРЭС, поселок Улкен в Жамбылском районе Алматинской области близ озера Балхаш. Оба района подходят для размещения атомной станции по всем параметрам и характеристикам энергосистемы. Как я говорил, дефицит ожидается на юге, соответственно, планируется, что южная площадка будет в районе ГРЭС.

Касательно стоимости, на рынке сейчас стоимостные характеристики иногда отличаются почти в два раза. То есть, цена на одинаковые по мощности реакторы может варьироваться с огромной разницей. Например, двухблочная станция примерно одинаковых характеристик (по уровню безопасности и проработке) на рынке сейчас стоит от $7 до 11,5 млрд.

 

- Сколько лет может занять строительство АЭС?

- В целом, строится станция около шести лет, но есть длительный подготовительный период. Сначала разрабатывается технико-экономическое обоснование, которое проходит экспертизу, делаются необходимые расчеты - инженерия, экология, стоимостные, экономические параметры и так далее. Потом все это выносится на рассмотрение правительства и, в соответствии с законодательством, правительство должно принять решение, строим ли мы на таких условиях.

Если строим, то начинается разработка проектно-сметной документации и далее - стройка. Все это занимает около шести, семи лет. Соответственно, весь проект реализуется около 10 лет. Но есть и более быстрые проекты. Например, если Казахстан будет строить малые модульные реакторы, то их можно возвести на два года быстрее. Но проблема в том, что пока на коммерческом рынке таких реакторов нет. Возможно, пока мы примем решение, прототип уже будет.

 

- Есть ли в Казахстане специалисты, которые смогут работать в этой отрасли, обеспечивать безопасную работу АЭС?

- Действительно, в Казахстане из-за закрытия атомного энергетического проекта случился разрыв поколений. В 1999 году, когда остановился реактор, люди, работавшие в проекте, уходили, кто куда: из страны, в другие области промышленности и так далее. Но, тем не менее, у нас каждый год идет пополнение ребят, которые заканчивают соответствующие специальности в ведущих вузах, в частности, в России – Национальный исследовательский ядерный университет "МИФИ", Томский политехнический университет. Это те вузы, которые готовили кадры для атомной энергетики Советского союза. Люди есть, но пока они работают в разных местах, потому что нет проекта. Поэтому, когда мы говорим, кадров нет, это не так, они есть. И это еще одно отличие Казахстана от других стран, где сейчас идет развитие атомной энергетики, у нас кадровый потенциал несравнимо лучше.

Есть также специальные программы подготовки. То есть, когда мы выбираем какую-то модель реактора, когда начинаем стройку, параллельно идет подготовка операционного персонала. Это входит в техническую спецификацию. Кадры готовятся именно для выбранного реактора, для его системы управления. Например, у специалиста есть базовое образование по атомной энергетике, но персонал надо готовить именно для работы на данном реакторе. Это все входит в программу строительства станции.

 

- В обществе опасаются возможных аварий после запуска АЭС. Насколько технологии безопасны?

- Есть такое понятие как вероятность аварии или технические моменты, которые иногда сложно объяснить. В любом процессе и технологии есть вероятность наступления аварийного случая, это касается и транспорта, и в целом нашей повседневной жизни. Эта вероятность рассчитывается, проверяется на практике. У современных станций поколения 3 и 3+ вероятность тяжелой аварии меньше 10 в минус седьмой степени события в год. Это означает, что за 10 млн лет может случиться лишь один случай аварии. Степень безопасности атомной станции намного выше, чем безопасность, например, авиационного транспорта. В десятки тысяч раз вы можете с большей вероятностью попасть в ДТП, чем что-то случится на атомной станции.

 

- Сообщалось, что решение о строительстве АЭС будет принято с учетом мнения населения. Что бы вы сказали казахстанцам, выступающим против строительства станции?

- На самом деле явно выступающих не так много и, в принципе, если сравнивать состояние общественного мнения у нас и в некоторых других странах, у нас ситуация гораздо лучше. В целом, это зависит от образовательного уровня населения, например, очень трудно объяснить человеку, который не имеет технического образования, все вопросы безопасности АЭС и так далее. Последнее десятилетие нагнеталась радиофобия, конечно, это связано и с Семипалатинским полигоном, другими авариями, в частности, Чернобыль, Фукусима, американская Три-Майл-Айленд, о которой уже все забыли, все это создает некий фон.

Влияют и некоторые, как говорят, "хайповые" действия, например, Чернобыль, о котором сочиняют страшилки. С одной стороны страшилки – это интересно, а с другой стороны создается аура угрозы со стороны атомной энергетики. Хотя люди ядерными технологиями сейчас во всю пользуются.

Поэтому я думаю, что людям нужно объяснить, есть ли реальные опасности, как с ними работают, что учтено, какие меры приняты для предотвращения аварийных ситуаций. Скорее всего, нужно больше говорить, мы как-то совсем не работаем с населением, не объясняем, нужно честно отвечать на вопросы.

 

- Недавно президент Касым-Жомарт Токаев заявил, что в Казахстане в конечном счете будет принято решение о строительстве АЭС. По-вашему, в какой перспективе можно ожидать положительного решения по реализации проекта?

- Сейчас достаточно много людей, которые давно поняли необходимость не то, чтобы строительства АЭС, но и в целом, развития атомной энергетики в стране. Таких людей достаточно много, все больше и больше людей начинают понимать эту необходимость. К сентябрю 2022 года правительство должно представить обоснованные предложения по развитию атомной энергетики в Казахстане. Я думаю, что сейчас прорабатываются разные аспекты. По заданию должны представить научно-обоснованные предложения по месту, мощности и срокам строительства экологически-безопасной атомной станции.

Мы со своей стороны своими материалами тоже поделимся. Но, как я уже сказал, мы считаем, что эта станция должна быть в южном Казахстане мощностью 2,4 тыс. или 2,7 тыс. Гвт.

Окончательное решение должно приниматься с учетом всех факторов, не только того, что лежит на поверхности.

 

- Спасибо за интервью!


Ноябрь, 2021
© 2021 Информационное агентство "Интерфакс-Казахстан"
Ссылка при использовании обязательна


Архив рубрики

Пресс-центр




КУРСЫ ВАЛЮТ

на 4-6 декабря

  • 1 USD 436.29 KZT
  • 1 EUR 492.83 KZT
  • 1 RUR 5.92 KZT

По данным Национального банка Республики Казахстан

Error message here!

Show Error message here!

Close