Обновлено: 16.09.2019, 21:52 (АСТ)
ОБЗОР: Рост ВВП в 5% - мечта или реальность?

Глава фонда Snow Leopard Foundation Ержан ЕРКИНБАЕВ:
У КАЗАХСТАНА ЕСТЬ ВСЕ ШАНСЫ СТАТЬ КООРДИНАТОРОМ МИРОВОГО ДВИЖЕНИЯ ПО СОХРАНЕНИЮ СНЕЖНОГО БАРСА


В Казахстане, по предварительным оценкам ученых, обитают порядка 130-150 особей снежного барса. Эксперты уверены, что численность этого редкого животного возможно не только сохранить, но и увеличить. О том, какую работу в нашей стране проводят по сохранению популяции ирбиса, рассказал в интервью агентству «Интерфакс-Казахстан» руководитель фонда Snow Leopard Foundation Ержан ЕРКИНБАЕВ.

 

- Год назад в Казахстане был создан фонд по сохранению снежного барса Snow Leopard Foundation. Какие задачи ставила организация на этот период, каких успехов удалось достичь за это время?

- Фонд собрал и аккумулировал благотворительные взносы, которые в течение года использовались на закуп необходимого обмундирования для команды исследователей, технических приборов, фотоловушек, в которые попадали не только взрослые особи ирбиса, но и котята. И это стало для нас хорошей новостью, так как это говорит о том, что популяция возобновляется. Хочу отметить, что в нашу команду входят потомственные зоологии – барсоведы, специалисты Института зоологии МОН РК, которые наработали прекрасную базу по изучению снежного барса, но недостаточное финансирование последних лет не позволяло им продолжать работу на должном уровне. После создания фонда работа активизировалась, а одеть учёных в практичную униформу и оснастить их всем необходимым для проведения мониторингового обследования Алматинского региона было нашей первоочередной задачей, которую мы выполнили. Наши исследователи обошли все ущелья Заилийского Алатау и расставили фотоловушки. Зимой их перемещали, изучали следы снежного барса, собирали продукты жизнедеятельности для генетических анализов. Эту работу мы планируем продолжать на постоянной основе, чтобы точно узнать, какова численность ирбиса в Казахстане. По сегодняшним предварительным оценкам, это 130-150 особей. Мы уверены, что можно защитить и сохранить каждого барса и даже увеличить численность этого редкого животного, которое является символом нашей страны.

 

- Во всем мире снежный барс обитает всего в 12 странах. Расскажите о сотрудничестве в рамках сохранения популяции ирбиса.

- Работа по сохранению снежного барса ведется в каждой из 12 стран, но у кого-то есть больше возможностей, у кого-то - меньше. В каждой стране своя специфика, например, в Китае самое большое поголовье - 2 тысячи ирбисов. Для сравнения, в России – порядка 200, в Монголии - 500. В идеале, все 12 стран должны объединиться и вместе работать над сохранением популяции снежных барсов. Как минимум, наша цель наладить тесную совместную работу с соседями - Китаем, Киргизией, Россией и Таджикистаном. У нас единый миграционный ареал барса и сотрудничество не только желательно, но и необходимо.

 

- Планируются ли какие-то совместные проекты в рамках трансграничного сотрудничества?

- Да, было инициировано создание единого информационного центра с искусственным интеллектом, в котором будет собрана база данных о жизнедеятельности барсов. Создание современного информационного центра позволит аккумулировать все фотографии, пути миграции, отслеживать каждую особь, приплод, накапливать результаты генетических исследований, фотографии с фотоловушек. Барсы перемещаются из страны в страну, и на сегодняшний день имеется некоторое искажение данных, так как мы можем считать того или иного конкретного ирбиса своим, а Россия, когда он переходит на её территорию, - своим. Именно поэтому мировая численность снежного барса до сих пор очень приблизительная, но если мы объединим все данные в едином информационном центре, сможем получать более корректные цифры.

 

- Известно, что вы также планируете создать генетическую лабораторию. Расскажите подробнее об этом проекте.

- Для различных мониторинговых исследований, в том числе и для определения физиологического состояния барса, собирается шерсть и продукты жизнедеятельности животного. Сейчас сложность в том, что мы отправляем весь биоматериал в Москву, или в дальнее зарубежье, а это затягивает процесс, и некоторые материалы теряют свои свойства. Каждой стране, в которой обитает ирбис, возможно, сложно будет построить свою генетическую лабораторию, да по большому счёту, это и не нужно. А вот создать одну современную и высокотехнологичную генетическую лабораторию на четыре страны – это вполне реально. Если в качестве её локации выбрать Алматы, то всем это будет удобно. Как показал наш опыт, собрать весь материал по Алматинскому региону не так сложно. Но для того, чтобы присвоить животному ID-номер, имя и паспорт, нужно четко знать его возраст, где он обитает, куда ходит, состояние его здоровья. И для определения всего этого генетические исследования нужны чуть ли не на ежедневной основе, поэтому проект собственной генетической лаборатории входит в наши планы.

 

- Можно ли говорить о том, что генетическая лаборатория в Казахстане в любом случае будет?

- Пока проект на уровне обсуждений, на уровне идеи, за которую все дружно голосуют. Естественно, его реализация требует средств, но я надеюсь, что они будут найдены. Мы хотим, чтобы центром по созданию единой информационной площадки, по созданию единой генетической лаборатории стал Казахстан и Фонд будет продолжать работать над этим.

 

- Как происходит оформление ID-паспорта снежного барса?

- Мы поставили для себя задачу идентифицировать каждого барса, который водится в Тянь-Шаньских горах нашей страны. В ущелье Левый Талгар – это чуть выше Шымбулака – наш исследователь сфотографировал самку барса с котятами. После этого ей был присвоен ID-паспорт, содержащий такие данные как пол, возраст, состояние здоровья и другие биологические показатели. Ее назвали Дана. Мы рассчитываем, что со временем все 130-150 барсов будут иметь свои ID-паспорта и имена.

 

- Сколько времени занимает идентификация одного барса?

- В Индии есть искусственный интеллект, который автоматически идентифицирует узоры тигра. Мы же работу по идентификации пока делаем, так сказать, вручную. Делим на сегменты фотографию и каждый узор описываем. У наших ученых на эту работу уходит порядка месяца, при условии, что есть несколько снимков животного хорошего качества и с разных ракурсов, удалось проследить за ним и взять биологический материал. Это достаточно долго, тогда как весь процесс может занимать два часа, с учетом лабораторных исследований. В идеале, вся работа должна быть компьютеризирована и к этому мы должны прийти.

 

- Многие эксперты сходятся во мнении, что к охране снежного барса необходимо привлекать местное население. Возможно, ли у нас в стране внедрить данный метод?

- Мировая практика показывает, что это один из самых эффективных методов. У нас тоже был случай, когда мы поставили фотоловушки и один из местных жителей, который хорошо ориентируется в горах, снял и унёс одну ловушку. При этом он "попался" на три другие фотоловушки и нам понадобилось всего несколько часов, чтобы найти его без привлечения полиции. Когда он возвращал технику, мы с ним договорились сотрудничать и это уже приносит свои плоды. Аналогичная ситуация с охотниками из числа местных жителей. Если говорить "у тебя на территории водится барс, и мы будем тебе платить, но ты должен следить за сохранностью животного, записывать данные о нём в журнал, обслуживать фотоловушки и так далее", то этот человек будет заинтересован получать зарплату, практически не отходя от дома.

 

- Фонд ставит перед собой масштабные задачи на будущее. Достаточно ли у нас специалистов в данной сфере, чтобы реализовать все планы?

- Казахстанская наука, пережив тяжелые годы после распада Советского Союза и оставшись на время совершенно без внимания и без финансирования, тем не менее, сумела сохранить кадры. Это люди, которые получают небольшую заработную плату, но очень преданы своему делу и искренне им увлечены. Отличный состав специалистов в Институте зоологии, хотя само здание института давно нуждается в реконструкции. Думаю, что со временем мы доберемся и до укрепления его материальной базы, но самое главное, что есть грамотные кадры, которые все силы отдают сохранению и возрождению снежного барса.

 

- В начале июля в столице Казахстана Нур-Султане прошла первая глобальная конференция, посвященная проблемам сохранения популяции снежного барса. Обсудить вопросы собрались представители 12 стран, на территории которых обитает ирбис. Расскажите об итогах этой встречи.

- Первое и самое важное - страны договорились о трансграничном сотрудничестве. Это большое достижение. Также, я думаю, что никто не против того, чтобы те идеи о создании единого информационного центра и генетической лаборатории воплотились именно здесь у нас, в Казахстане. На полях конференции прозвучало предложение от одного из авторитетных членов Глобальной программы по сохранению снежного барса и его экосистем (GSLEP) о том, чтобы наша страна стала лидером и координатором мирового движения по сохранению снежного барса. Это также большой успех, который говорит о том, что специалисты признают Казахстан стабильной страной и безопасной площадкой. И последнее, - для нас, как для фонда, большим достижением стало то, что мы договорились с коллегами из других стран проводить подобные мероприятия ежегодно, и я уверен, что это позволит нам действовать более слаженно и добиться лучших результатов.

 

- Спасибо за интервью!


Июль, 2019
© 2019 Информационное агентство "Интерфакс-Казахстан"
Ссылка при использовании обязательна


Архив рубрики

Пресс-центр


КУРСЫ ВАЛЮТ

на 17 сентября

  • 1 USD 385.16 KZT
  • 1 EUR 425.95 KZT
  • 1 RUR 6.01 KZT

По данным Национального банка Республики Казахстан

Error message here!

Show Error message here!

Close