Обновлено: 18.08.2019, 20:16 (АСТ)

Министр энергетики Канат БОЗУМБАЕВ:
СОГЛАШЕНИЕ ОБ УРЕГУЛИРОВАНИИ СПОРА С КОНСОРЦИУМОМ KPO ВСТУПИТ В СИЛУ В ИЮЛЕ 2019 ГОДА


Проект по увеличению добычи на Кашагане может быть реализован дешевле, но в прежние сроки, а подписание соглашения об урегулировании спора с карачаганакским консорциумом запланировано на январь. О том, как будет развиваться нефтегазовый сектор страны и о перспективах роста добычи товарного газа после 2025 года агентству "Интерфакс-Казахстан" рассказал министр энергетики Канат БОЗУМБАЕВ.

 

- Канат Алдабергенович, вы недавно заявили, что в первом квартале 2019 года сообщите о новой концепции дальнейшего расширения месторождения Кашаган. Как изменились планы консорциума NCOC, который разрабатывает месторождение? Согласно концепции освоения месторождения, о которой сообщали в 2016 году, проект обратной закачки газа в пласт "Центр компримирования - 01" (ЦК-01) планировалось реализовать в течение пяти лет, с 2019 по 2024 годы. По его результатам добыча на Кашагане должна быть увеличена с 370 тыс. до 450 тыс. барр/сутки.

- Была концепция ЦК-01 утвержденная, в рамках которой предусматривалось строительство нового насыпного острова для двух компрессоров обратной закачки газа. Это позволило бы нарастить добычу до 450 тыс. барр/сутки к 2023-2024 году. Однако с учетом нынешних цен на нефть и геологических данных, таких как проницаемость пластов, оператор (консорциум NCOC – ИФ-К) оптимизирует данную концепцию и сейчас работает над повышением объемов обратной закачки газа. То есть он хочет упростить и удешевить ЦК-01 без строительства нового насыпного острова. Сейчас инженерные исследования уже идут, мы находимся на этапе выбора концепции, но сроки реализации проекта пока будут прежними, то есть предусмотрен выход на уровень добычи 450 тыс. барр/сутки в 2023-2024 году.

 

- Сейчас на Кашагане достигнута стабильная добыча в 330 тыс. барр/сутки. Когда планируется достичь уровня в 370 тыс. барр/сутки?

- Во втором полугодии 2019 года.

 

- Можно ли ожидать увеличения поставок нефти на внутренний рынок с января 2019 года, из каких ресурсов и на какие НПЗ? Стоимость сырья будет приближена к экспортному нэтбеку?

- Да, увеличение поставок нефти на внутренний рынок будет с 2019 года, график годовой подписан. Из каких ресурсов? Все те же ресурсы, все нефтяные компании, кроме месторождений Кашаган, Карачаганак и Тенгиз. Но в перспективе мы планируем привлекать их нефть тоже, потому что в Кызылорде и Актобе падающая добыча.

Поставки увеличатся на Атырауский завод, (сырье обеспечат – ИФ-К) мангистауские и атырауские компании. Аналогично на ПКОП (Шымкентский НПЗ –ИФ-К) - это нефть с Кызылординской и Актюбинской областей, на Павлодар (Павлодарский НПЗ – ИФ-К)- это и западные и все остальные компании, по замещению будут работать.

Будем стремиться идти к экспортному нэтбеку, но прямо приблизиться не очень реально. Мы уже $30-35 за баррель достигали через стоимость сырья (на внутреннем рынке – ИФ-К), если $40 за баррель (на внутреннем рынке – ИФ-К) достигнем, это хорошо. Я думаю, с учетом новых выходов (нефтепродуктов на казахстанских НПЗ – ИФ-К) и увеличения глубины переработки доходность на НПЗ должна расти. Плюс у нас экспортные возможности (по нефтепродуктам, бензину – ИФ-К) еще будут, там цены не будут ограничены. Поэтому доходность должна будет расти для нефтяников за счет окна экспортных возможностей.

Внутри страны стремительного роста цен на нефтепродукты мы не предполагаем. По бензину у нас, вы знаете, перепроизводство, по дизелю – баланс (индикативный баланс по ГСМ с РФ – ИФ-К). По дизелю я говорил, мы будем укреплять границу (для остановки перетока дизтоплива в соседние государства – ИФ-К).

 

- Вы говорите, что поставки будут увеличены из прежних ресурсов. Возможно ли это, учитывая падающую добычу на зрелых месторождениях?

- Возможно. В Шымкенте будут проблемы (с поставками сырой нефти на Шымкентский НПЗ – ИФ-К), но мы сейчас работаем над проектом, который называется "Обратный реверс нефтепровода Кенкияк-Атырау" (завершение планируется в 2019г – ИФ-К). Это позволит 6 млн тонн нефти с запада страны доставлять в Туркестанскую область. Поэтому через полтора года мы будем это делать, пока в прежнем режиме будем работать.

 

- А завод АО "Конденсат" планируете загрузить? Говорилось, что туда нужно больше ресурсов отправлять.

- АО "Конденсат" работает стабильно, на конец года он переработал уже приличный объем нефти, выработал нефтепродукты класса К-5.

Он ведь только начал работу осенью, поэтому завод начал с небольших объемов - 15-20 тыс. тонн сырья в месяц перерабатывать. Может сейчас уже 50-60 тыс. в месяц перерабатывает. Нормально, пусть потренируется. В этом году будем догружать его дальше. В этом году у него будет окно возможностей, связанное с Карачаганаком. Это связано с нестабильным газовым конденсатом, который ранее стабилизировали на Оренбургском ГПЗ.

Ранее был контракт на 800 тыс. тонн (с Оренбургским ГПЗ – ИФ-К). В Оренбургском ГПЗ есть частник, часть акций завода принадлежит "Газпрому", часть частному лицу. Вот этот частник получал по сниженным ценам 800 тыс. тонн сырья ежегодно – стабилизировал конденсат для нужд KPO (консорциум Karachaganak Petroleum Operating, оператор месторождения Карачаганак – ИФ-К). Теперь KPO собирается сам стабилизировать, а что не сможет, отправит на завод АО "Конденсат". Поэтому у этого завода будет работа, она ближе к весне, наверное, начнется.

Значит, АО "Конденсат" увеличит переработку. Продукты разные будут, не только бензин, дизельное топливо, но и нафту могут выпускать. Это тоже хорошо, взял нафту, пошел на АНПЗ (Атырауский НПЗ – ИФ-К), доработал ее, она жирная, хорошая. Даже на мини-НПЗ "добил" ее и получил дизель.

 

- По оценке "КазМунайГаза", после завершения модернизации трех НПЗ Казахстан имеет возможность экспортировать 1,2 млн тонн бензина в 2019 году. Какой объем экспорта реально можно ожидать в 2019 году?

- Мы можем экспортировать куда хотим. Сейчас мы должны ратифицировать соглашение с Россией (о торгово-экономическом сотрудничестве в области поставок нефти и нефтепродуктов – ИФ-К). Соглашение уже в мажилисе, январь – мажилис, февраль – сенат. Я надеюсь, проблем не будет. Вне Таможенного союза сможем продавать. А в Кыргызстан, ну надеюсь, в первой половине января подпишем (соглашение по экспорту – ИФ-К).

 

- Вы вели подсчеты, какой может быть объем экспорта в 2019 году?

- Вести подсчеты - дело неблагодарное. Сначала нужно провести переговоры по объему. Плюс Кыргызстан не такой большой рынок. Нас Узбекистан и Афганистан интересуют, Таджикистан, вот это сфера наших интересов. Там переговоры даже не в ранней стадии. Будем обсуждать с "Узбекнефтегаз" эти вопросы после интервью с вами.

Поставки в Кыргызстан, начнем с небольшого объема, а там посмотрим. Там ведь сложившийся рынок, там партнеры наши – "Газпром", "Лукойл". Если заходить, то, не ломая, а конкурировать в честной борьбе.

Мы сначала подпишем соглашение (о торгово-экономическом сотрудничестве в области поставок нефти и нефтепродуктов между Казахстаном и Киргизией – ИФ-К). В соглашении будет написано, что мы, три стороны – Кыргызстан, Казахстан, Россия – сделаем совместный индикативный баланс. Там все объемы будут расписаны. Если будем отправлять в Кыргызстан 300-400 тыс. тонн бензина в год, хорошо. Экспортировать по коммерческим ценам на их рынке. Разница между ценами на бензин в Казахстане и Кыргызстане большая, примерно от 30 до 70 тенге за литр по разным видам нефтепродуктов.

 

- Ранее вы говорили, что до конца года подпишете соглашение об урегулировании с консорциумом Karachaganak Petroleum Operating, однако новостей не было.

- Соглашение, наверное, подпишем в январе. Над текстом соглашения упорно работали в декабре. Связано это с юридическими тонкостями, мы никаких проблем не видим. Участники консорциума KPO свои риски закрывают через юристов, а юристы, как обычно, много хотят туда включить, и Минфин немного против. Поэтому мы провели совещания и встречи совместно с Минфином, Минэнерго и представителями подрядных компаний. Практически все вопросы согласовали, теперь в январе оформим. "Соглашение об урегулировании" (СОУ) вступит в силу все равно с 1 июля. Так написано в "Соглашении о принципах урегулирования". Мы сроки не будем сдвигать, потому что, если сроки сдвинутся, это означает, что мы будем договариваться заново. Нельзя сдвигать сроки, стоимость денег изменится и так далее. И после KPO заплатит нам первую часть компенсации (общая сумма $1,1 млрд – ИФ-К), по-моему $400 млн.

 

- Какие изменения внесены в механизм раздела продукции по ОСРП по Карачаганаку?

- Они не внесены, когда подпишем СОУ, тогда я вам скажу. Там по семи компонентам (…), мы договорились по трем. Это открытый вопрос, мы не видим проблем. Там своих нюансов миллион, мы ведь до сих пор в арбитраже. Когда в арбтираже, ты ограничен (в комментариях – ИФ-К).

 

- Консорциум обещает инвестировать $5 млрд в будущее развитие месторождения Карачаганак. Из них $1,1 млрд - это проект по снятию производственных ограничений по газу (СПОГ). Какие еще проекты включены в эти $5 млрд?

- Еще два проекта. Всего три проекта, они четко сформулированы. Названия есть, примерные объемы есть. Это - проекты по поддержанию полки добычи: проект по снятию производственных ограничений по газу на КПК (Карачаганакском перерабатывающем комплексе) (СПОГ); проект по строительству 4-го компрессорв обратной закачки газа на УКПГ-2 (установке сепарации газа и жидких углеводородов и обратной закачки газа в пласт); проект по строительству 5-ой магистральной линии закачки газа и 3-х скважин обратной закачки газа.

Это нужно для поддержания достигнутого уровня добычи углеводородов в 11 млн тонн в год до 2023-2025 годов. Ожидаемый ввод в эксплуатацию - 2020-2021 годы. Они уже делают проектные работы. В этом году уже тендеры будут, физические работы начнутся.

 

- По будущему расширению Карачаганака еще не принято решение?

- Нет, концепции расширения еще нет. Эти $5 млрд касаются проектов поддержания полки добычи. $5 млрд этого мало для расширения.

 

- То есть предстоит еще разрабатывать проект дальнейшего расширения?

- Да, они концептуально сейчас работают над этим.

 

- Что касается расширения Карачаганака, если я правильно понимаю, им придется выбрать, увеличивать добычу нефти или увеличивать добычу газа?

- Абсолютно правильно. Уменьшить закачку (газа – ИФ-К) в пласт и, может быть, увеличить экспорт газа. Если это не повлияет на потери жидких углеводородов, то можно этот вопрос тоже рассмотреть. Есть два условия, при которых это возможно.

Первое: при снижении обратной закачки в пласт важно, чтобы страна и они не потеряли жидкие углеводороды, чтобы их потом можно было добыть. И второе: стоимость газа. Если нэтбек будет лучше по газу, чем по конденсату, конечно, бизнес выберет второе.

 

- Продолжая тему газа, есть договоренности увеличить экспорт газа в Китай до 10 млрд кубометров. Из каких ресурсов и есть ли возможности для стабильных поставок?

- Тенгиз, Кашаган, "Актобемунайгаз", преимущественно вот они.

В 2018 году добыча газа составила 54,8 млрд кубометров. В следующем году рост будет по добыче. Поэтому, я думаю, что все будет в порядке.

Если в 2018 году было 54,8 млрд кубометров, из них 33 млрд - товарный газ. Из этих 33 млрд кубометров экспорт - 19 млрд кубометров. Значит, 14 млрд кубометров остается на внутренний рынок. Нормально. Всегда был паритет примерно одинаковый, сейчас мы экспорт нарастили.

 

- А как ситуация изменится с запуском газопровода "Сарыарка"?

- Там 1 млрд кубометров всего. Потом это ведь поэтапно на 1 млрд надо выйти. Астане для начала 300 млн кубометров хотя бы потребить. Газификация регионов - тоже небыстрый процесс. Надо быть абсолютно наивным человеком, чтобы думать, что за два года можно газифицировать две области по дороге и всю столицу. Это огромные капитальные затраты. Надо газифицировать в первую очередь всё, что дымит и загрязняет окружающую среду - частный сектор и водогрейные котлы на ТЭЦ.

 

- При этом прогнозируется, что потребление газа в Казахстане будет увеличиваться. Сможет ли наше производство поспевать за трендом?

- Конечно, до 2025 года да. Потом мы будем принимать решение по Карачаганаку, Кашагану, Тенгизу и так далее.

 

- Какие планы у ведомства на 2019 год? Мы знаем, вы будете готовить Экологический кодекс, может, еще другие законопроекты в планах?

- Планируем ратифицировать соглашение с Россией, которое даст нам возможность экспортировать нефтепродукты.

В атомной сфере один законопроект будет, связанный со страхованием рисков по ядерным установкам. Есть требования МАГАТЭ, стандартные для стран, где есть ядерные установки, у нас их три. Плюс у нас будет банк низкообогащенного урана МАГАТЭ, поэтому мы должны это сделать, чтобы соответствовать западным стандартам. Банк еще не сформирован. Для того, чтобы разместить низкообогащенный уран в банке, нужно этот закон принять.

В закон об обороте нефтепродуктов поправки внесем, это связано с экспортом. У нас сейчас нет функций по регулированию экспорта нефтепродуктов, потому что мы их никогда не экспортировали. Теперь они появятся.

Наверное, в закон об электроэнергетике с поправками зайдем, там есть детали, связанные с внедрением рынка мощности, необходимо отрегулировать "несостыковки".

 

- Каков прогноз добычи урана в Казахстане на 2019 год? Добыча также будет снижаться?

- Мы чуть позже в январе четко скажем. Пока мы, наверное, будем выдерживать добычу на уровне 2018 года.

 

- Но тенденция есть к тому, что будет небольшое снижение?

- Ну, цена хорошая, $29 уже.

 

- В Казахстане падает добыча на малых месторождениях...

- Какие малые, "Актобемунайгаз", что ли? Там малых почти нет, в Актюбинской области все крупнейшие месторождения. Или в Кызылорде у "ПетроКазахстан", какие там малые, они крупные. Просто они на поздней стадии добычи, зрелые месторождения. Если бы они капитальные затраты увеличивали, бурили бы больше, нагнетали, как Каражанбас, тогда, наверное, добыча бы медленнее падала. Можно воду или пар нагнетать, делать гидроразрывы пластов.

К сожалению, они не зарабатывают столько, чтобы тратить такие суммы (на инвестпроекты – ИФ-К), потому что они на внутренний рынок отдают 60% добытой нефти. На внутреннем рынке получают $30 за баррель, этого не хватает, чтобы хорошо инвестировать. Конечно, 40% от добытой нефти эти предприятия на экспорт отправляют, понятно, но все равно не хватает. Для них, конечно, надо создать какие-то условия, они чувствительны к доходности на внутреннем рынке. Никто не хочет терять доходность на внутреннем рынке, но при этом надо обеспечивать внутренний рынок, должна быть дисциплина.

 

- Какие контракты и СРП подходят к концу, какие компании хотят продлиться?

- Дунга уже сейчас хочет. Это месторождение Дунга, недропользователь Maersk Oil, его акционеры Total и Oman Oil. Они хотят продлиться, мы ведем очень жаркие переговоры. То есть фактически любые продления, если это крупные месторождения, это вообще новый контракт. Есть принципиальные моменты по продлению, например налоговый режим и прочие дела.

 

- Спасибо за интервью!


Январь, 2019
© 2019 Информационное агентство "Интерфакс-Казахстан"
Ссылка при использовании обязательна


Архив рубрики

Пресс-центр


КУРСЫ ВАЛЮТ

на 17-19 августа

  • 1 USD 386.82 KZT
  • 1 EUR 428.67 KZT
  • 1 RUR 5.86 KZT

По данным Национального банка Республики Казахстан

Error message here!

Show Error message here!

Close